исторические личности

Представление об истории у большинства людей нынче базируется исключительно на голливудских фильмах, пустых домыслах и предвзятых источниках, которые совместными усилиями засоряют наш разум всякой нелепицей и неточностями. В результате многие искажённые образы известных личностей были приняты нашим культурным воображением в качестве «общепринятого факта», несмотря на свою полную и доказанную несостоятельность.

И мы сейчас не имеем в виду такие мелочи как, скажем, цвет волос Шекспира, а говорим об определяющих чертах и характеристиках людей, оставивших значительный след в истории. Например…

1. Уильям Уоллес из «Храброго сердца» на самом деле был богатым землевладельцем

уильям уоллесОбщепринятый образ:

На протяжении веков Уильям Уоллес был национальным героем Шотландии, но давайте говорить начистоту: большинство знают о нём только благодаря фильму «Храброе сердце», в котором он изображён полуголым горцем с обмазанным синей краской лицом и с диким и кровожадным взглядом. Но хотя создатели фильма очевидно позволили себе некоторые вольности с передачей исторических фактов, можно ожидать, в общем и целом они представили Уоллеса максимально приближено к истине — как неудавшегося лидера революционного движения.

уильям уоллес

В фильме Уоллеса изображают обычным фермером, отца и жену которого убил злобный король, своим решением подтолкнувший шотландца собрать отряд из жалких и убогих и сразиться с британской империей.

Но на самом деле:

Во-первых, Уоллес не был неумытым деревенщиной, живущим в убогой хибарке. В действительности он бы неумытым рыцарем, который происходил из привилегированного рода и носил элитные доспехи. Такая вещь как килт появится лишь спустя 400 лет после смерти Уоллеса, плюс в средневековье от юбки из шерстяного пледа на поле боя было столь же пользы, сколько от деревянных мечей.

уильям уоллес

Так как Уоллес был известным землевладельцем, чей отец, скорее всего, служил под началом короля Давида I Шотландского, то и одет он был в латные рукавицы, шлем и доспехи, изготовленные на заказ.

В своём образе создатели «Храброго сердца» ориентировались в основном на романтизированное (читайте: полностью выдуманное) стихотворение «Уоллес», написанное поэтом по имени Слепой Гарри спустя примерно 170 лет после смерти шотландского героя. Более надёжные источники же рисуют совершенно иной образ Уоллеса: как импульсивного и вспыльчивого рыцаря «с приятной внешностью, но с диким взглядом» и густой бородой.

мел гибсон

2. Клеопатра была не такой уж и красавицей

клеопатраОбщепринятый образ:

Репутация Клеопатры как одной из самых красивейших и сексуальнейших женщин в истории сохраняется уже более двух тысяч лет, дольше, чем стояки, которые она вызывала у таких мужчин как Цезарь и Марк Антоний. Последний был так очарован красотой Клеопатры, что готов был идти против всего Рима, лишь бы не лишаться этой экзотической египетской киски.

клеопатра

Но на самом деле:

Чтобы счесть Клеопатру симпатичной, потребовалось бы около шести или семи кувшинов крепкого римского вина. Дело в том, что предки египетской царицы любили баловаться инцестом, и целые поколения кровосмешений превратили египетских Птолемеев в настоящих квазимод. Клеопатра, по сообщениям, была чуть краше остальных членов своего рода, однако даже её почти-что-современники типа Плутарха отмечали, что «красота этой женщины была не тою, что зовётся несравненною и поражает с первого взгляда». На монетах царица довольно мужеподобна с крючковатым носом; образ, который современные историки прикрывают эвфемизмами типа «величественный».

монета

Несмотря на посредственную внешность, Клеопатра была знаменита своей способностью залезть в голову (и в штаны) любому мужчине с помощью одного лишь ума. Соблазнение и манипуляции давались ей легко и просто. И римлян пугало, что женщина могла обставить их в политической игре исключительно благодаря своему интеллекту, которым женщины, по убеждению древних учёных, вообще обладать не могли. Другими словами, мужскому эго было намного проще уступить женщине из-за её красоты, нежели признавать её ум. Ведь оперативное искусство и харизма являлись привилегией исключительно сильного пола.

3. Настоящий Будда был трезвенником и весил вполне себе нормально

будда

Общепринятый образ:

В любом китайском ресторане вы увидите статуэтку старого толстячка Будды, улыбающегося вам широкой улыбкой и словно служащего постоянным напоминанием того, чем грозит человеческому организму злоупотребление цыплёнком Кунг Пао. Судя по всему, слившись со Вселенной в единое целое, Будда осознал всю тупость своих идей об умеренности и сдержанности и немного расслабился. Но по крайней мере он выглядит счастливым и вполне довольным своими пагубными предпочтениями:

будда

Но на самом деле:

Знаменитая фигура «смеющегося Будды», о которой вы подумали, изображает в действительности эксцентричного китайского монаха Будая, известного за свою душевную и мягкую натуру. В Китае он является популярным символом счастья, удовольствия и достатка, и именно поэтому на Западе в китайских ресторанах частенько можно увидеть его большую фигуру. А так как «Будай» и «Будда» созвучны, со временем народ начал принимать улыбчивого жирдяя за символ буддизма, систему убеждений, которая учит тому, что с счастьем человек достигает просветления.

будда

Существует также важное отличие «будды» от «Будды». Основоположником философии буддизма является Сиддхартха Гаутама, и именно его подразумевает буддист, говоря об Будде. Но так как Будай вроде как тоже достиг нирваны, то он (как и сотни других монахов) был официально признан буддой, только не оригинальным. Хотя оба будды похожи, не стоит их смешивать, ибо это всё равно что спутать Иисуса с Дедом Морозом.

Настоящий Сиддхартха Гаутама бóльшую часть своей жизни провёл, как в роскоши, так и в нищете, и в результате полученного опыта решил послать и богатство и бедность куда подальше. Самая суть буддизма всегда сводилась к Золотой Середине и к поиску её между двумя крайностями. Вот почему несмотря на дикую популярность статуэток «худющего Будды» в Азии, изображающих Сиддхартху в годы лишений, настоящий исторический Будда, скорее всего, не одобрил бы ни их, ни фигурки Будая. А вот фигурка с телосложением Уилла Фаррела пришлась бы в самый раз.

4. Покахонтас была лысой эксгибиционисткой и носила сутенёрские шляпы

покахонтас

Общепринятый образ:

Благодаря известному диснеевскому мультфильму, Покахонтас сегодня служит олицетворениям понятия «индейской принцессы»: сильная и темноволосая красотка, обёрнутая в шкуру оленя, которая разговаривает с деревьями, рисует всеми цветами ветра и учит белого мужчину жить в мире с аборигенами. В процессе всего этого она влюбляется в капитана Джона Смита, после чего сказка заканчивается, если таковая вообще была.

покахонтас

Но на самом деле:

В действительности аборигенку звали Матоака, а «Покахонтас» было её прозвищем, перевести которое прилично можно словами «игривая, шаловливая». Почему именно Покахонтас? Скорее всего, это как-то связано с теми акробатическими трюками, которые она голышом вытворяла на глазах у жителей Джеймстауна. Но упокойте свои стояки, молодые люди, девчушке на тот момент было максимум лет 12.

покахонтас

Итак, Джона Смита Покахонтас, более чем вероятно, встретила в чём мать родила; более того на тот момент она могла быть совершенно лысой, что, наряду с запретом на одежду, было вполне обычным явлением для всех девочек её племени, находившихся в препубертатном возрасте. Но постойте, воскликните вы, разве Матоака не была девушкой Джона Смита? Ну, вообще-то нет, они никогда не были любовниками, так что Смит не был педофилом.

И напоследок ещё один гвоздь в крышку гроба с разоблачёнными мифами о Покахонтас: она не была принцессой, так как в её племени не существовало подобной концепции. Она «стала» ею только после поездки в Англию, где людям было проще называть её принцессой, чтобы объяснить племенную иерархию коренных американцев. Однако не стройте иллюзий. Англичане не воспринимали её как члена иностранной королевской семьи, а скорее как экзотическую диковинку и пример «приобщённой к цивилизации» дикарки, которая вышла замуж за человека по имени Джон Рольф, сменила имя на Ребекку и начала носить опупенные шляпки.

покахонтас

5. Уильям Шекспир говорил как пьяница, изображающий «ирландский» акцент

шекспир

Общепринятый образ:

Если судить по фильмам (или пьесам, как вам будет удобней), в основе которых лежат работы Шекспира, то можно подумать, что во времена драматурга все говорили как сэр Лоуренс Оливье, зачитывающий Средневековое меню. Возможно, именно поэтому детей сегодня не особо интересует Шекспир, или это как-то связано с тем, что бард однажды попытался зарифмовать не рифмующиеся слова, в частности в Соннете 116.

шекспир

На самом деле:

Хотите верьте, хотите нет, но не рифмующиеся нынче слова «loved» («любимый») и «proved» («доказано») во времена Шекспира ещё как рифмовались, ибо произносились они совершенно иначе. Язык как известно, постоянно меняется, подстраиваясь под территориальные особенности говорящего на нём народа и индивидуальные особенности отдельного говорящего. Именно поэтому филологи утверждают, что для достижения наибольшей аутентичности труды Шекспира следует читать не в помпезной и величавой манере, а как Хагрид, рассказывающий пошлые шутки в стрип-клубе.

хагрид

Если у вас не получается представить оригинальное произношение Шекспира, то в этом вам поможет лингвист Дэвид Кристал. Его сын Бен зачитает «Генриха V» на современном английском, а сам Дэвид озвучит традиционную для XVI-XVII века лондонскую речь, похожую на смесь ирландского, уэльского и аппалачского:

Итак, в Соннете 116 «proved» достаточно спокойно рифмовалось с «loved». И поняв, что Шекспир на самом деле умел неплохо рифмовать, литературные гении сумели обнаружить с тонну пошлых каламбуров, умело запрятанных в трудах писателя, как, к примеру, в пьесе «Как вам это нравится»:

And so, from hour to hour, we ripe and ripe,
And then, from hour to hour, we rot and rot;
And thereby hangs a tale1.

Сегодня филологи полагают, что слово «hour» («час») является омофоном слова «whore» («шлюха»), слово «ripe» («зреть», «взрослеть») омофоном «rape» («насиловать»), а «rot» («гнить») — омофоном «rut» («быть в половой охоте», «находиться в половом возбуждении»). И теперь, зная всё это, циничные размышления Жака о конечности жизни вдруг выглядят хвастливыми заявлениями парня, гордящегося собственной сексуальной выносливостью.

  1. И вот так, час за часом, мы зреем и зреем,
    И после ещё, час за часом, мы гнием и гнием.
    И тут конец всей сказочке.

© 2014 — 2015, Анастасия Кузнецова. Все права защищены.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ПОДЕЛИТЕСЬ СВОИМ МНЕНИЕМ